Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется… джаз

В марте 2019 года исполняется 35 лет со дня первого выхода на сцену легендарного рязанского джаз-бэнда «Feelin’s». Этому событию будет посвящён большой концерт «Вперёд в будущее», который состоится 30 марта в Рязанской областной филармонии. О предстоящем концерте и о том, как в течение 35 лет не терять яркости, актуальности и продолжать покорять новые творческие вершины, мы поговорили с руководителем группы «Feelin’s» Геннадием Филиным.

– Группе «Feelin’s» в этом году исполняется 35 лет. Нашу беседу начнём с самого неоригинального вопроса – почему «Feelin’s»?

– Всё очень просто – это игра слов.«Feelin’s» – в переводе с английского «чувства», что соответствует нашей музыке. Ну и «Feelin’sбэнд» значит «Группа Геннадия Филина».

– А остальные участники коллектива не были против того, что они – «Группа Геннадия Филина»?

– Эта идея пришла мне в голову в 1990 году, и я очень долго боялся её озвучить, тоже думал, что меня могут заподозрить в культе собственной личности. Но с другой стороны, коллектив сразу назывался «Джазовый ансамбль под управлением Геннадия Филина». И когда я предложил это название, все сразу согласились, голосовавших против не было.

– Сильно ли поменялся состав группы за это время?

– Конечно. В МКЦ работает фотовыставка «История рязанского джаза», где видно, как менялся состав участников. В первый раз коллектив вышел на сцену в марте 1984 года. Из этого состава в группе уже нет никого. Со Стасом Глушенковым, который сейчас играет в другой группе, мы вместе когда-то начинали и выступали. В 1985 или 1986 году появился Сергей Долгишев, в 1990-91 годах к нам присоединился барабанщик Слава Сергеев, а Константин Панкратов с нами с 1997 года.

– Какими качествами нужно обладать, чтобы работать в вашем коллективе?

– Для того, чтобы коллектив существовал долго, – а наш существует рекордно долго, – нужна только одна причина – понимание приоритета коллективного выражения. Если в человеке преобладают эгоистичные стремления, он обязательно войдёт в конфликт. Все периодически входят в конфликт, и у нас это тоже бывает. Но в точке «икс» человек делает выбор. И если делается выбор в сторону коллектива, он продолжает существовать.

– А с кем бы вы не смогли сработаться? Если не брать в расчёт музыкальные способности.

– Девиз моего проекта «Музыка, объединяющая мир». Музыка – это язык Бога. Люди частенько путают и начинают самовыражаться в музыке, а нужно музыку выражать. И если это происходит, всё становится на свои места. Люди делают свой выбор, а я просто наблюдаю за этим со стороны.

– Группа «Feelin’s» и сложилась, и развивалась в непростые времена для нашей страны. В 90-е разваливались крупные предприятия, фабрики и заводы, закрывались НИИ, ломались судьбы людей, а ваш коллектив выстоял. Как вам это удалось?

– «Feelin’s» – это саундтрек к времени перемен. Мы вышли на сцену в 1984 году, а в 1985 началась перестройка, всё стало стремительно меняться и продолжает меняться по сей день. И наша музыка это прекрасно отражает. Если через человека идёт творческая энергия, он всегда несёт перемены. Есенин, Никола Тесла, Циолковский являются носителями перемен, потому что они творят новое. А иногда для того, чтобы создать новое, чтобы оно проросло в жизнь и превратилось в деньги, требуются не просто годы, а десятилетия, порой – и вся жизнь.

Меня интересуют творческие моменты. Я уже давно разобрался, что человеку даёт творчество – оно даёт всё. Без него ничего не в состоянии заполнить пустоту, которая образуется в результате перекрытия творческого канала. Можно получить все деньги мира, всех красивых женщин, а пустота так и останется. Поэтому всё это время, которое принято называть тяжёлым, мы заполняли своим присутствием пустоту.

– Экономическая и политическая ситуация сегодня стабильнее, чем в 90-е, но законы шоу-бизнеса стали суровее и жёстче. А вы следите за шоу-бизнесом? Причисляете свой коллектив к шоу-бизнесу? Или джаз – в стороне от этого?

– Вопрос хороший… Джаз и жизнь – как близнецы-братья. Когда музыканты импровизируют, они мгновенно извлекают энергию из первоисточника и через звук её выдают. Настоящее творчество быстро, мгновенно, как вдох. И именно по этой причине оно не превращается в деньги, не успевает. В этом состоянии хочется находиться как можно дольше, и именно оно называется жизнью. Есть только миг между прошлым и будущим, именно он называется джаз, или жизнь – это одно и то же.

А деньги могут прийти или не прийти со временем, как обстоятельства сложатся. Но и обстоятельства – это отражение нашего внутреннего мира. Поэтому и джаз может быть шоу-бизнесом, а может не быть им. Тот шоу-бизнес, который идёт к нам из центральных телеканалов, с радио построен на том, чтобы поставить людей в зависимость от его продуктов, чтобы люди невольно начали отдавать за него деньги. Это связано не с жизнью, а с эмоциональной зависимостью, поэтому и джаз находится в стороне от этого, ему это чуждо.

– А вы помните тот момент, когда почувствовали, что вы уже не любительский коллектив, а профессионалы, мэтры?

– В профессиональном мире 35 лет – огромный путь. А для нас – 35 лет – период с того момента, как мы вышли на сцену. Я музыкой занимаюсь по любви. Музыкантом становиться я не собирался. Я учился в радиоинституте, поступил в аспирантуру, планировал заниматься научной деятельностью. Потом бросил институт, пошёл в бизнес, а музыкой всё равно продолжал заниматься по любви. Получается, что я – любитель. А профессионал – это тот, кто за деньги.

Но, с другой стороны, такая история. В 1985 году меня вызвали в студенческий клуб радиоинститута и сказали: «Геннадий, вы так здорово работаете и выступаете со своим коллективом, у вас так всё хорошо получается. Давайте вы будете получать за это зарплату». Потом в 1999 году произошла точно такая же ситуация. Меня вызвал Павел Дмитриевич Маматов, который был главой города, и сказал: «Филин, вы хорошо репетировали бесплатно. Давайте теперь репетировать за деньги!» Так мы стали муниципальным коллективом.

И вот к вопросу о профессионализме – раз деньги получаем, вроде бы профессиональный коллектив. Хотя, если судить по музыкальному образованию, то у меня его нет, только музыкальная школа по классу фортепиано. Но, не лучше ли привить себе понимание того, что учиться желательно всю жизнь и каждое мгновенье?

– А если считать, что профессионал – это состоявшийся музыкант с известным коллективом?

– Я больше стремлюсь быть профессионалом жизнепроживания, мастером жизни. Профессионал – это узкий специалист в определённом направлении. Этого у меня, к счастью, нет. Для меня главное – ощущать приток жизненной энергии. И если это хоть раз почувствуешь, уже ни на что другое не променяешь. И если мы направим эту энергию в узкое русло, то, возможно, получим материальные дивиденды, но перекроем себе огромное количество сторон и способов выражения, и от этого будет страдать наше тело. А мне хочется, чтобы жизнь внутри самого себя была максимально наполненной.

– Можно ли сказать, что «Feelin’s» – это рязанский джаз? Можно ли вообще делить джаз на рязанский, российский, мировой?

– Можно, конечно. Есть и архангельский джаз, и вологодский. И в любом городе джаз будет со своим оттенком. Джаз – это энергия Бога, которая выражается в музыке, окрашиваясь и эмоциональным состоянием музыканта, и особенностями этноса. Гимн России Александрова, «Прощание славянки» Агапкина, стихи Есенина – эти произведения определяют дух русского народа, а написаны они рязанцами. И когда мы занимаемся джазом, мы эту энергию невольно транслируем. Так и получился проект «Есенин джаз», всё сплелось какими-то невидимыми нитями.

– Выступление с легендарными музыкантами, мировыми звёздами – это желание показать миру рязанский джаз или самими выйти на новый уровень?

– Здесь тоже всё взаимосвязано. Меня часто спрашивают, как удаётся делать проекты с мировыми звёздами. Причина – в творческой связи. Все эти музыканты могут выразить свою творческую энергию, и мы притягиваемся, как магниты. Через это мы и Рязань выносим в мировое пространство.

– «Feelin’s» выступает в разных странах, по всему миру. Публика отличается от рязанской?

– Реакция зарубежной публики на русскую музыку мощнейшая! И это одна из причин, почему я делаю «Есенин джаз». Самый показательный пример был в Германии в 2013 году. Публика была и русская, и немецкая. После концерта в Нюрнберге я стоял в дверях, потому что не мог выйти, и пожинал плоды своего труда. Мимо меня прошло человек 200, и каждый из них сказал мне весьма тёплые слова, у меня даже слёзы полились. Это было очень сильно!

– Кто и что вас вдохновляет на новые программы и проекты?

– Господь Бог вдохновляет. Это самое главное. А вообще разные бывают ситуации. Я постоянно ищу вдохновение  в себе. Открытие творческого канала – это самый сильный наркотик. Как у «Агаты Кристи»: «Хорошая крыша летает сама». Этого состояния я могу добиваться сам.

В последнее время я нахожу себя, например, в дизайне. У меня в лесу домик, и всё в нём я делаю своими руками. Я полностью его восстановил и долго не мог придумать, как оформить террасу. И вот в одно прекрасное утро я просыпаюсь и на внутреннем взоре вижу мою веранду такой, как она должна быть, всю в деталях, как будто в кино. Я сразу зарисовал её во всех подробностях, а потом сделал.

А вообще творческий канал мне помогла открыть моя учительница Вера Михайловна. Однажды, когда я учился в третьем классе, она сказала: «Гена, через три месяца будет конкурс. Ты должен сочинить вальс. Ты можешь». А я понятия не имел, как сочинять вальсы. Да и не хотел. Меня в то время интересовали только рыбалка и хоккей. А она на каждом уроке два раза в неделю повторяла: «Геночка, ты можешь». И довела меня до такого состояния, что я думал только о сочинении вальса. И в один прекрасный момент в сознании произошёл взрыв, я увидел светящееся отверстие, через которое в моё сознание, как с флэшки в компьютер, залился вальс. И, самое удивительное, мне даже не надо было его учить, я сразу всё сыграл! На конкурсе я занял первое место.

Потом мне стали раскрываться стихи. Я стал смотреть стихи моей дочери Юли. Она пишет о Боге, о любви. Читаю стих, и сразу же вижу его в музыке. И за два дня я записал около девяти романсов. Так же произошло и с Есениным. Года два назад я открыл его сборник, читаю стихотворение – и оно звучит, читаю другое – и тоже звучит! В тот момент я не был готов это записывать. Но через год вернулся к Есенину у себя в лесу, и сразу сочинил три блюза, которые прозвучат на юбилейном вечере.

– Концерт в честь 35-летия «Feelin’s» состоится 30 марта в филармонии. Что ждёт ваших поклонников в этот вечер?

– Программа состоит из трёх основных проектов – с Борисом Саволделли, с Сергеем Гриматиным и с Натальей Богдановой. Плюс прозвучит инструментальная музыка. Концерт называется «Вперёд в будущее». В процентном отношении – 30% нового и 70% старого.

– 35 лет – это возраст, когда есть и знания, и умения, и мечты, и силы их реализовать. О чём вы мечтаете?

– Может, пафосно прозвучит, но хочется послужить родному городу. Хочется, чтобы город и область разглядели и смогли воспользоваться тем, что мы несём. Глава города Юлия Рокотянская официально заявила, что фестиваль «Зимние дни рязанского джаза» станет одним из главных мероприятий проекта «Рязань – Новогодняя столица России». Министр культуры Рязанской области Виталий Попов обещал, что фестиваль «Есенин джаз» будет проводиться в Константинове. Этот процесс уже идёт.

Хотелось бы больше выступать, на фестивали ездить, больше зарабатывать. Я не сетую, просто выпускаю мысль во Вселенную. А по большому счёту – всё на своих местах!

Беседовала Ирина Бочарова

[ngg src=»galleries» ids=»754″ display=»pro_horizontal_filmstrip»] 


Warning: require(/var/www/7info/data/www/test.7info.ru/wp-content/plugins/td-composer/legacy/Newspaper): failed to open stream: Success in /var/www/7info/data/www/test.7info.ru/wp-includes/comment-template.php on line 1510

Fatal error: require(): Failed opening required '/var/www/7info/data/www/test.7info.ru/wp-content/plugins/td-composer/legacy/Newspaper/' (include_path='.:/opt/php70/share/pear:/opt/php70/share/php/php') in /var/www/7info/data/www/test.7info.ru/wp-includes/comment-template.php on line 1510