Сергей Бобровский: У меня есть много версий самого себя

Рязанский театр драмы подготовил для своих зрительниц прекрасный подарок – комедию «Выдать Джанет замуж». Джанет – молодая независимая женщина. Она живёт в центре Нью-Йорка, и у нее есть всё: карьера, работа, квартира, машина… Вот только мужа нет. Но этот вопрос берёт на себя заботливая тётушка Джанет. Что из этого выйдет, узнаем 7 марта. Именно на этот день назначена премьера.

Об этом спектакле, о театре, актёрах и зрителях мы побеседовали с режиссёром постановки Сергеем Бобровским в уютном кафе «Лесной бункер» в центре Солотчи.

– Сергей Александрович, 2019 год объявлен Годом театра. Понятно, что для прессы – это множество ярких информационных поводов, для зрителей – масса интереснейших спектаклей и фестивалей, а что это для работников театра? Для вас, как для режиссёра, этот год чем-то отличается от предыдущего? Ждёте от него чего особенного?

– Нет, конечно! Лично для меня вообще ничего не поменялось. Я же нахожусь в пространстве театра постоянно. Я давно живу в этой стране и уже давно полагаюсь только на себя. Я ничего не жду ни от больших начальников, ни от маленьких, ни от судьбы.

– А сами для себя на этот год что-то особенное планируете? Может, готовите к постановке какую-то пьесу, к которой давно мечтали приступить?

– В театре всё всегда неожиданно, всё таинственно, всё в первый раз. Даже если ты уже в 50-й раз ставишь одну и ту же пьесу, всё равно ты заново проходишь всё. Я даже не знаю, что может быть такого особенного именно в этом году. Это для чиновников важно объявить год чего-то, собрать средства, чтобы помочь какому-то театру, наградить кого-то. А я театром занимаюсь не только в год театра, но и в любой другой год.

– В год театра наверняка будет много фестивалей, театральных конкурсов. Вы как-то подстраиваетесь под них, ставите что-то с прицелом на конкретный фестиваль, конкретную награду?

– Нет, я сейчас вообще в свободном плавании, поэтому завишу только от заказа. Да и раньше не припомню, чтобы ставил что-то к датам. Хотя, вот и сейчас мы ставим спектакль «Выдать Джанет замуж» к определённой дате – к 8 марта. Но мы делаем это не для конкурса, а для людей. Хотим совместить премьеру с праздником. В этом нет никакой корысти. Мы просто хотим, чтобы люди провели приятный вечер, чтобы весна легко вошла в их сердце.

– А почему вы выбрали именно этот спектакль? И как вообще обычно выбираете пьесу для постановки?

– Обычно бывает по-разному. В данном случае произошло много совпадений. Я много лет обещал переводчику Веберу поставить его пьесу. И тут приезжаю в Рязань, разговариваю с Семёном Борисовичем Гречко, и он предлагает вот эту пьесу. Я внутренне улыбнулся, потому что и имя её автора – Сэма Бобрика – созвучно с моим, и это перевод Вебера – значит, мой джентельменский долг будет исполнен. И я очень доволен, что так вышло.

– С Рязанским драматическим театром вас связывает очень многое. Именно здесь вы начинали свой театральный путь. Причём, начинали монтировщиком. Почему? Вам так хотелось в театр, что неважно было, в каком качестве?

– Это было в далёком 1984 году. Вообще я мечтал работать в кино, быть кинооператором. Театром так или иначе занималась моя мама, и я с детства был в это втянут. Любительский, самодеятельный театр мне был знаком, но я никогда не хотел быть актёром. На сцену я не стремился, мне больше нравились простые профессии.  Я работал токарем на заводе, фрезеровщиком, сварщиком, шофёром. Мне хотелось быть универсальным Джеймсом Бондом. Помимо этого я изучал философию, много читал. И ещё хотелось держать своё тело в тонусе. Профессия монтировщика это позволяла. Я выкладывался, не без удовольствия, 10 лет.

– Почему же вы сменили эту работу?

– Изжил такую потребность. Я потерял много здоровья и теперь зарабатываю не руками, а головой. В жизни всегда нужно что-то менять, все периоды хороши в смене. Я уверен, что и сегодняшний режим ожидания я преодолею и перейду на что-то другое. Не хочу загадывать, но у меня есть много версий самого себя. Как жалко, что в жизни невозможно многое одновременно. Театр и режиссура, кстати, дают такую возможность – влезть в душу, стать ловцом душ, постигать их тайны. Создание спектакля – это большие практики постижения жизни и самого себя. Даже в таком неглобальном спектакле, как «Выдать Джанет замуж», есть люди со своими мирами, горизонтами и пропастями.

– Кроме режиссёрской работы, вы преподавали в рязанском филиале Московского государственного университета культуры и искусств. Чему учили студентов? Ставили какие-то сверхзадачи, кроме теории и практики?

– Что значит «учил»? Пытался быть самим собой, передать что-то ребятам. Тут ведь научить невозможно, можно только научиться! Мне хотелось, даже если они не будут заниматься режиссурой, чтобы они пристальней и внимательный смотрели на театр как таковой. Потому что для многих это сфера таинственно-прекрасная, невыразимая, загадочная. А на самом деле, чем дольше живёшь, тем чаще сталкиваешься с тем, что в пространстве театра столько чудовищного и античеловеческого, беспощадного. Конечно, есть и взлёты, прекрасные, солнечные моменты.

Когда я пошёл преподавать, у меня было определённое отношение к театру. Мне было около 30 лет и было своё стойкое представление о тех, кто на сцене, кто за сценой, кто ставит, кто играет. Я поступил в Рязанский институт культуры на факультет режиссуры. На третьем курсе уехал учиться в Москву, и почти сразу меня пригласили преподавать на том же факультете, на котором я учился. Я шутил на эту тему: «Я родился не учеником, а учителем».

– Кем-то из учеников гордитесь? Есть те, глядя на кого вы думаете: «Не зря я 10 лет преподавал»?

– Много прекрасных ребят. Не хочется кого-то называть, чтобы не забыть и не обидеть других. Их на самом деле много. И мы поддерживаем с ними связь.

– В одном из ваших интервью я прочитала, что для вас актёр – главная персона в театре.

– Думаю, что да. Это важно понимать, хотя режиссёры начали составлять актёрам сильную конкуренцию. Мне важно другое… Возможно, неудачное сравнение… Но, как Господа Бога мы не видим в этом мире, но чувствуем его плоды во всём, так и режиссёра не должно быть видно ни в чём.

– А как же тогда режиссёрский почерк, авторский стиль?

– Так его никуда не денешь! Он сразу виден. Как сразу виден, например, режиссёр, который хочет, чтобы ему похлопали, который хочет нравиться. Вся видимая и слышимая часть спектакля, так или иначе, является портретом режиссёра. Мне важно, чтобы были персонажи, диалоги, чтобы история шла через них.  

Почему ещё театр – это актёр? Потому что это живое искусство. Оно про человека и для человека. Где ещё мы на живого человека посмотрим?

– А зритель вам важен?

– Цинично, может быть, отвечу… Но скажу, как чувствую… Я не отношусь к режиссёрам, которые хотят понравиться. Я хочу выразить какую-то проблематику, тему…

– Но вам важно, чтобы она была понята?

– Хотелось бы… Но это не сверхцель. Нельзя для того, чтобы быть понятым, всё иллюстрировать. Нужно оставлять тайну. Это в детской сказке – лиса хитрая, волк злой, а зайчик милый. А для взрослых важно относительно каждого автора вырабатывать свой подход. Ведь один автор не похож на другого. Это на полочке вместе могут стоять Толстой, Чехов, Достоевский. А вообще – это разные планеты, противоположные миры. Хотя, порой режиссёр берётся за разных авторов, а делает всё, как по одной книжке.

– Отзывы в прессе насколько важны для вас?

– Честно говоря, малозначимы. У меня нет задачи, чтобы меня обязательно поняли, а если не поймут, то всё…

– А какая же задача есть? Нет задачи, чтобы поняли, нет задачи понравиться…

– Есть задача выразить тему, выразить авторский мир, выразить проблематику, найти форму, решить сугубо эстетические объёмы, соблюсти баланс между языком классическим и масс-культурным. Я пытаюсь воспринять мир каждого автора, найти различия и качества, присущие только ему, и не попасть в традицию постановок. Например, спектакль «Выдать Джаннет замуж» – это комедия положений. Но не хочется, чтобы, услышав это, кто-то сказал: «А, комедия положений, всё понятно – все в крикливых костюмах, все орут». Для меня это история, в первую очередь, про людей в определённых обстоятельствах. Именно за человеком мне интересно наблюдать. Кому-то, наверное, интересны фейки и фрики, но меня это не захватывает.

– Нужно ли воспитывать зрителя, объяснять, что хорошо, а что плохо, где искусство, а где фейк?

– Если ты гражданин, если ты думаешь о будущем своих детей, ты так или иначе всё равно это делаешь. Если относиться к человеку как к духовному сосуду, то в предмете искусства должны быть все элементы, которые развивают его, укрепляют дух, создают соответствующую энергию. Нужно говорить о том, что мир сложен, многообразен, и в этой системе важно найти своё место. Возьмём того же «Колобка» – это бесконечное количество смыслов и трактовок. И с каждым годом, с течением времени открывается что-то ещё. И разобраться во всём этом очень сложно.

Я никогда не работал на собственный успех. Моя профессия доставляет мне огромное удовольствие. Это даже не профессия – это способ моей жизни. И кроме этого мне ничего не надо. Можно, конечно, замкнуться и говорить: «Мне зрители не нужны, критики не важны, я сам в себе». Такая точка зрения тоже есть. Но мне бы не хотелось раньше времени сыграть в такой ящик и умереть при жизни. Мы социальные существа.

Хочется и свою личную ответственность понимать. Может быть, поэтому я ездил и ещё поеду на Донбасс. Недавно я там ставил «Вишнёвый сад». И меня приглашают снова. Мне это важно. Там плохо, там убивают людей – но люди ходят в театр. Да так ходят, что заполняют 98,5% зала! Там играют полтысячи спектаклей в год! А какие отзывы на спектакли они пишут! Огромнейшие послания. Именно в такие тяжёлые времена всё обостряется. Жизнь концентрируется. Определяющими становятся духовные ценности. И роль театра в этой ситуации – поддерживать, объединять, давать силу.

И я езжу туда, чтобы укрепить себя. Там ответственность возрастает. Не то чтобы больше хочется понравиться, нет. Хочется попасть в людей, не подвести их.

– А когда ставите такие спектакли, как «Выдать Джанет замуж», чего хочется?

– Тут непростая задача. Такого материала я ставил немного. В основном я ставил классику. А хочется и того, и другого, и чего-то ещё. «Выдать Джанет замуж» – это лёгкая комедия положений. Моя задача – найти в ней человека. И, мне кажется, мы его находим и наделяем своей энергией. Пигмалион создал Галатею и влюбился в неё, а нам важно создать Джанет и полюбить её по-настоящему. «Выдать Джанет замуж» – это американская вещь, написанная с учётом западных ценностей, противоречащих нашим. Не плохих, но других. Это определённые люди, живущие в определённой среде с определённым укладом. А если копнуть поглубже, то в центре, всё равно, – сердечные удары и духовное существо.

– Какого зрителя ждёте на этот спектакль? Премьера намечена на 7 марта. Значит ли это, что постановка только для дам? Или можно брать с собой мужчин?

– Можно! Не буду раскрывать всех секретов, но это спектакль для всех – и для мужчин, и для женщин, и для семейных, и для одиноких. Я вообще не люблю спектакли по принципу разделения. Ждём всех! Хочется напомнить, что весна приходит, и предложить зрителям улыбнуться над самими собой.

Фото Сергея Газетова

Беседовала Ирина Бочарова

 

 

 

 

 


Warning: require(/var/www/7info/data/www/test.7info.ru/wp-content/plugins/td-standard-pack/Newspaper): failed to open stream: Success in /var/www/7info/data/www/test.7info.ru/wp-includes/comment-template.php on line 1510

Warning: require(/var/www/7info/data/www/test.7info.ru/wp-content/plugins/td-standard-pack/Newspaper): failed to open stream: No such device in /var/www/7info/data/www/test.7info.ru/wp-includes/comment-template.php on line 1510

Fatal error: require(): Failed opening required '/var/www/7info/data/www/test.7info.ru/wp-content/plugins/td-standard-pack/Newspaper/' (include_path='.:/opt/php71/share/pear:/opt/php71/share/php/php') in /var/www/7info/data/www/test.7info.ru/wp-includes/comment-template.php on line 1510